Riga

Финансовый и товарный рынки

Posted on

http://www.profi-forex.by/news/entry5000018938.html

Российская Латвия: как россияне скупают недвижимость

 

Секрет роста на рынке латвийской недвижимости

Местный рынок в последнее время стал интенсивно расти. Аналитики считают, что положительный тренд моно объяснить возрастанием числа инвесторов из России и стран СНГ. Латвию выбирают из-за членства в Евросоюзе, а также вхождения в Шенгенскую зону. Помимо всего прочего жители Латвии могут практически неограниченно передвигаться по территории Евросоюза. Владение собственностью гарантирует Шенгенскую визу на пять лет с правом продления.
 
Местное жилье пользуется большим спросом у политиков, к примеру, известно минимум два политических деятеля, точнее депутат Государственной думы Российской Федерации, которые стали владельцами собственности в Латвии, указав ее наличие в декларациях за прошлый год. Владислав Третьяк, вратарь сборной Советского Союза, купил квартиру, точнее сказать вторую квартиру на территории Латвии. Илья Пономарев, депутат от партии «Справедливая Россия» рассказал о том, что его супруга владеет квартирой площадью в 108 квадратных метров на территории Латвии.
 
Как именитые россияне, так и обычные инвесторы считают латвийскую недвижимость хорошим объектом для вложения своих средств. По мнению экспертов, на рынке парадокс сформировался: средний ежемесячный платеж ниже обыкновенной платы за аренду. Местные жители предпочитают именно снимать жилье, чтобы не влезать в долгосрочные кредиты. Видимо, причина заключается в мировом экономическом кризисе, когда многие не смогли выплатить ипотеку. Однако россияне.
 

Перспективы латвийского рынка

Россияне после неудач на Кипре стали осторожнее относиться к вкладыванию средств. И теперь очень избирательно подходят к выбору объектов недвижимости. Однако беспокоиться за безопасность инвестиций в Латвии не приходится. Здесь самая щадящая налоговая система. Вероятно, в будущем будет ужесточено законодательство, однако, пока этого не произошло, Латвия очень лояльная страна. Сейчас налог на недвижимость равен 8 процентам. Таким образом, Латвия сейчас развивается достаточно предсказуемо. Эксперты “Биржевого лидера” прогнозируют стабильность и развитие рынка недвижимости. Поэтому не упустите ваш шанс купить жилье в Латвии.

 

Construction land plots

Posted on Updated on

The average price of building land for the manufacturing facilities  near Riga and in Riga ranges from 10 till 30 Euros per square meter according to the report “Ober House”.

Standard & Poor’s raises ratings on Latvia to ‘BBB/A-2’;outlook positive

Posted on Updated on

http://www.reuters.com

Overview

— We expect Latvia’s fiscal and external metrics to continue to improve.

— We are therefore raising our long-term sovereign credit ratings on Latvia by one notch to ‘BBB’ and our short-term ratings to ‘A-2’.

— The positive outlook reflects our view of at least a one-in-three chance that we could raise our ratings on Latvia again within the next 24 months, especially if its fiscal and inflationary performance remains consistent with euro adoption criteria, leading to Latvia becoming a member of the eurozone.

Rating Action

On Nov. 9, 2012, Standard & Poor’s Ratings Services raised the foreign and local currency long-term sovereign credit ratings on the Republic of Latvia to ‘BBB’ from ‘BBB-‘. We also raised the foreign and local currency short-term sovereign ratings to ‘A-2’ from ‘A-3’. The transfer and convertibility (T&C) assessment has been revised upward to ‘A’. The outlook is positive.

Rationale

The upgrade reflects our expectation that Latvia’s net general government debt will decline on the back of its strong economic recovery and rapidly improving fiscal balances, and also our view that the economy will come to rely less on external debt financing. The positive outlook reflects our view that moderating inflation in Latvia increases the likelihood of it joining the European Economic and Monetary Union (eurozone) in 2014.

Baltic Sotheby’s International

Posted on Updated on

Source: http://www.balticsothebysrealty.com

УСЛУГИ ДЛЯ ПОКУПАТЕЛЕЙ 

С 1774 года имя Sotheby’s стало синонимом роскоши и профессионализма. Уже больше 30 лет Sotheby’s International Realty® известен во всем мире как промоутер и продавец эксклюзивной недвижимости.


ЭКСКЛЮЗИВНОЙ НЕДВИЖИМОСТИ …1.jpg

Уникальная сеть Sotheby’s International Realty® – это организация, которая состоит из более чем 500 международных офисов в 49 государствах и охватывает предложения эксклюзивной недвижимости по всему миру, в том числе из Европы, Северной и Южной Америки, Ближнего Востока, Карибских островов, Африки, России, стран Дальнего Востока, а так же Австралии.

Baltic Sotheby’s International Realty – был открыт в Риге первым среди стран Балтии, однако уже в начале 2011 года планируется открыть офис в Таллинне, а в Вильнюс Baltic Sotheby’s International Realty придет в начале 2012 года.

Century21Baltwest: рынок латвийской недвижимости в I квартале сократился на 3,5%

Posted on Updated on

Последние 3 месяца прошедшего года ознаменовались падением рынка на 3,5%. Это произошло после годового (с сентября 2009 по сентябрь 2010 г.) цикла роста, когда в целом цены выросли на 27%. В основе этих процессов лежит исключительно соотношение продавцов и покупателей на рынке, которые в большинстве своем не превышают 5-6% населения страны,  а также оптимизм или пессимизм населения в целом. Узость рынка создает спекулятивную составляющую и повышает интерес игроков. Однако отсутствие макроэкономических сдвигов не позволяет придти в Латвию серьезным институциональным инвесторам.

Перейдя к концу весны 2010 г. ценовой барьер в 550 EUR/m2, рынок вышел на новый качественный уровень. Во-первых, в среднем на 15% выросло предложение — поскольку рынок вернулся к ценовой планке 2003-2004 гг. и туда смогли вернуться те, кто покупал свои квартиры в этот период, а также банки, кредитовавшие этих покупателей и волею кризиса ставшие в дальнейшем владельцами квартир. Во-вторых, на 0,5% уменьшился спрос — с рынка ушли те, кто оперировал суммами в 10 — 20 тыс. евро. Соотношение продавцов и покупателей, толкавшее рынок вверх в течение года к сентябрю 2010 года был нарушен. Уровень в 580 EUR/m2, достигнутый рынком к этому времени, оказался той линией сопротивления, которую ему преодолеть не удалось.

За первые три месяца этого года мы увидели две разные тенденции — с одной стороны фактически боковой тренд в секторе вторичного серийного жилья (здесь цены выросли всего на 1,5% и составили сегодня в среднем  EUR 569/m2); с другой — резко активизировался рынок новостроек бизнес-класса — апартаменты на 2-3 спальни площадью около 100 кв.м. и ценой не менее 140’000 евро не просто обрели ликвидность, но стали пользоваться повышенным спросом.

В этом секторе цены выросли с января 2011 года примерно на 10%-15%  и составляют соответственно в Риге EUR 1’400-1’500 /m2 и в Юрмале — EUR 2’200-2’400.

Причиной такого явления стало появление в Латвии иностранных (прежде всего, российских) инвесторов, привлеченных сюда изменениями в Законе об иммиграции.

Как известно, 1 июля 2010 года вступили в силу поправки в Закон, позволяющие иностранцам приобретать вид на жительство в Латвии в трех случаях:

a) инвестировав от 50 до 100 тыс. латов в недвижимость в зависимости от величины населенного пункта (100 тыс. — в Рижском регионе планирования, Елгаве, Даугавпилсе, Екабпилсе, Лиепае, Резекне, Валмиере или Вентспилсе; 50 тыс. — в других местах);

b)  осуществив инвестиции в кредитное учреждение Латвии на сумму не менее 200 тыс. латов в виде субординированного капитала (при этом важно, что срок сделки не может быть меньше 5 лет, без права ее расторжения в течение этого времени);

c) совершив инвестиции в размере 25 тыс. латов в капитал компании, регистрируемой в Латвии и в течение года с последующей оплатой не менее 20 тыс. латов.

Новый закон вызвал неоднозначную реакцию среди экспертов. Было немало голосов против. В том числе и эксперты Century21Baltwest критически оценивали первые итоги проекта под условным названием “вид на жительство в обмен на инвестиции”.

Было очевидно, что другим путем, без всяких инвестиций в недвижимость или в банковский капитал, государство может зарабатывать на иммиграционном рынке в сотни раз больше. Только Канада, например, привлекает в свою экономику, за счет принятия всего 2’000 иммигрантов в год (причем, это обязательно, люди имеющие профессию или капитал), более 1 млрд. канадских долларов. При этом чистый доход уполномоченных канадских банков составляет 50 млн. долларов. Для сравнения, пока в латвийскую экономику пришло, по официальным данным 0,5 млн. латов (250 тыс. Ls — налог на недвижимость, 240 тыс. латов» — налоги, выплачиваемые предприятиями, и до 10 тыс. латов — налог на дивиденты).

Кроме всего прочего, латвийский закон имеет целый ряд минусов, которые не позволяют привлекать основную массу клиентов из-за рубежа.

Главный из них таится в слове «временный». Как ни странно, по статистике самый массовый потребитель этого продукта находится не в России, и даже не в СНГ, а в Китае и в Пакистане. Это весьма выгодный потребитель, потому что его интересует Восточная Европа исключительно как ворота в Европу Западную — там сложившиеся этнические общины и более высокий уровень жизни. Поэтому он не собирается жить в Латвии или даже в Польше.

Однако восточная ментальность такова, что ничто временное не является привлекательным. Временныйвид на жительство не стал здесь исключением. Поэтому главный потребитель был сразу же отсечен латвийским законодателем от участия в проекте.

Вторым минусом является полное отсутствие инфраструктуры этого бизнеса за рубежом, начиная от рекламных кампаний и заканчивая сетью специализированных агентов. Здесь правда помог Ю.М.Лужкови министр внутренних дел Латвии Л.Мурниеце, которая не пустила его в страну, создав за пару недель новостной повод для ведущих новостных агентств по всему миру, прежде всего в России. Собственно г-же Мурниеце мы и обязаны тем, что уже три месяца поток потенциальных иммигрантов только нарастает.

Третий минус, отпугивающий потенциальных инвесторов, особенно из стран третьего мира, — отсутствие в латвийском законодательстве понятия “инвестиционная виза”. Такая виза, имеющаяся в целом ряде стран, гарантирует ее держателю вид на жительство при условии осуществления обещанных инвестиций. В случае, если инвестиции не осуществляются в течение определенного времени, виза аннулируется. Но если инвестор выполняет свои обязательства, вид на жительство он получает уже автоматически — все необходимые проверки потенциального инвестора проводятся на этапе получения инвестиционной визы. В нашем же варианте инвестор не гарантирован от того, что купив недвижимость он не получит отказ (хотя таких случаев, кроме прецедента с бывшим мэром Москвы Ю. Лужковым, пока не было — все-таки, чтобы получить отказ для ВВЖ в Латвии надо особо “отличиться”, например, войти в список членов террористических организаций или публично оскорбить Латвию, чем большинство состоятельных россиян к счастью похвастаться не могут).

Тем не менее, программа заработала, хотя и в меньшем объеме и с меньшим потенциалом. Сказались два очевидных преимущества — дешевизна (деньги не надо отдавать на совсем, более того, можно заработать на росте цен) и наличие русскоязычной культурной среды, что важно для клиентов из СНГ, которые пока составляют большинство.

За 9 месяцев, прошедших с момента вступления поправок в силу подано 242 заявления на вид на жительство в Латвии (вместе с членами семей — 557). Получено видов на жительство — 192 (вместе с членами семей — 466). 

 

Из них 128 иностранцев получили вид на жительство за счет инвестиций в недвижимость (большинство из них россияне) — для сравнения, в декабре 2010 г. их было 55; 52 человека — благодаря участию вложениям в субординированный капитал латвийских банков, 12 человек — стали обладателями временного вида на жительство (ВВЖ), вложив 25’000 Ls в уставной капитал латвийских компаний и заплатив за год еще 20’000Ls налогов. При этом речь идет о заявителях, а не о членах семей.

128 сделок с недвижимостью — это невероятно мало с точки зрения нормального европейского, а также российского рынка, но это хорошая цифра для Латвии. Если бы эти инвестиции направлялись, как многие изначально думали, на ликвидный вторичный рынок серийного жилья, то сегодня мы имели бы однозначно положительный и быстроразвивающийся тренд в этом секторе.

Но эти деньги почти в полном объеме направились в жилье бизнес-класса — новостройки Риги и Юрмалы, сразу же сделав этот сектор не только ликвидным, но и весьма востребованным. Такова ментальность россиян — они предпочитают качественное и обязательно новое жилье.

Средний российский инвестор сегодня хочет купить на требуемые 140 000 евро новое жилье площадью не менее 90 кв.м. в хорошем районе и с хорошими соседями. Многие предпочитают сразу же сдавать его в аренду, что до сих пор еще является проблемой в Латвии, другие предпочитают оставить его для себя, понимая при этом, что не смогут приезжать в страну чаще, чем 2-3 раза в год. Небольшой процент намерен переехать на ПМЖ — это либо пенсионеры, которым дети хотят обеспечить счастливую старость в полюбившейся еще в советское время стране, либо бизнесмены, связанные своими деловыми интересами с регионом и желающие предоставить своим детям образование на русском языке.

В подавляющем большинстве причина получения ВВЖ среди россиян — политическая неуверенность в завтрашнем дне и стремление приобрести для себя запасной аэродром. Это не значит, что здесь нет экономической составляющей — россияне не готовы сегодня покупать вышеуказанную латвийскую недвижимость в 2 раза дороже.

Однако, количество желающих возрастает, что, конечно же, отражается и на ценах. Они выросли на 10-15% (такой разброс вполне понятен, учитывая низкую ликвидность рынка в недалеком прошлом).

Если эта тенденция будет продолжаться, то очень скоро обнаружится дефицит интересующих россиян объектов. Он уже имеет место, особенно если речь идет о жилье высокого класса. В этом случае, мы увидим истинную причину принятия поправок в Закон об иммиграции 2010 г. — начнет оживать строительная индустрия. Уже сегодня становится ясно, что новостроек стоимостью 1’500-2’500 EUR/m2 на рынке мало и их станет критически мало уже к концу этого года.

Следовательно, снова станут востребованными девелоперы, строители и все, кто с ними связан. Собственно, на это и был основной расчет правительства — первым вытянуть из кризисного болота старый локомотив латвийской экономики — строительную отрасль, тянувшую за собой в недавнем прошлом все народное хозяйство страны.

И хотя большой вопрос, а надо ли второй раз входить в одну и ту же воду, этот процесс сегодня, безусловно, облегчит выход страны из затянувшегося экономического кризиса.

Насколько стабильным является этот процесс? Пока о стабильности и вообще о результативности данного проекта говорить нельзя. Слишком мало прошло времени. Кроме того, в настоящий момент в сейме Латвии рассматриваются и уже прошли два чтения новые поправки в Закон об иммиграции, которые могут по большому счету осложнить весь проект.

Предлагается ввести с 1 января 2012 года минимальный размер кадастровой стоимости объектов недвижимости — около 30 тысяч латов в Риге, Рижском регионе планирования и главных городах, и около 10 тысяч латов — в других местах. Т.е. кроме рыночной стоимости в 100 тыс. латов объект должен будет удовлетворять еще одному требованию — иметь кадастровую стоимость определенной величины. Эта поправка предлагается в качестве инструмента противодействия мошенническим схемам, когда, например, брат продает сестре 2 кв.м. своей жилплощади по необходимой для получения ВВЖ цене (а такие случаи уже были).

Сам факт появления через полгода после принятия инвестиционных поправок в законодательство новых поправок ограничительного свойства уже плохо для любого инвестиционного процесса. Инвестор не любит, когда правила игры меняются.

С другой стороны необходимо поставить барьер на пути мошеннических схем, которые законодатель не смог предусмотреть заранее. Но не получится ли так, что вместе с водой выплеснут и ребенка? Ведь если эта норма пройдет, то фактическая цена покупаемых для ВВЖ объектов вырастет почти в два раза, поскольку сегодня кадастровая стоимость наиболее востребованных апартаментов составляет 15-20 тыс. латов.

Что делать в этой ситуации? Как защитить добросовестного инвестора? Законодатель предлагает ввести в процесс фигуру оценщика. Т.е. если объект стоит искомую для ВВЖ сумму, а его кадастровая стоимость не удовлетворяет нормам закона, стороны сделки обращаются к оценщику, который за 100 латов делает оценку собственности и выдает справку о ее реальной стоимости. Если сумма, указанная в справке, удовлетворяет требованиям законодателя, то можно идти к нотариусу оформлять сделку, а если нет, то надо искать другой объект. Все хорошо, но это лишняя головная боль и дополнительная трата времени и денег.

 

Century21Baltwest обратилась к депутатам сейма с просьбой понизить минимально допустимую планку кадастровой стоимости до 10 000 латов в Рижском регионе планирования и других крупных городах и 5 000 латов в других населенных пунктах. Таким образом предлагается сократить время и расходы на оформление сделки — ведь сарай во дворе дачи не будет стоить 10 000 латов, а основная масса продаваемых сегодня квартир имеет кадастровую стоимость также выше означенной суммы.  Данная поправка была передана в сейм от имени фракции Центр Согласия, но какова будет окончательная редакция, пока не известно.

В любом случае инвестор, конечно же, будет защищен. Вопрос — в чьих интересах пройдет эта защита — в интересах оценщиков или в интересах участников сделки?

Кстати, ходят упорные слухи и о поправках в Закон другого свойства, поправках, которые еще больше повысят привлекательность рынка недвижимости Латвии. Речь идет об учете вклада инвесторов в девелоперские проекты при получении ВВЖ. Т.е. будут учитываться вклады, сделанные инвесторами вклады на стадии строительства. Если это произойдет, то будет содействовать возрождению “из пепла” девелоперского бизнеса. А российские инвесторы смогут поучаствовать в так полюбившейся им игре в дольщиков.

Потянет ли сектор жилья бизнес-класса за собой серийное жилье? Объективных предпосылок для этого нет, поскольку внутренний покупательский спрос остается низким, а самое главное — индекс потребительских ожиданий, как на рынке недвижимости, так и в экономике в целом уже второй месяц идет вниз.

Новейшее исследование DnB NORD Latvijas barometrs указывает на резкие изменения в общественном мнении по всем показателям, связанным с экономикой страны, причем стремительность ухудшения общественного настроения сопоставима с весной 2009-го года. «Несмотря на обнадеживающие прогнозы, прозвучавшие в общественном пространстве относительно выздоровления экономики, все показатели, подлежащие измерению в исследовании, после продолжительного роста резко вернулись на уровень, наблюдаемый год назад, — указывается в исследовании. — Такой спад впервые после длительного периода времени наблюдается во всех показателях без исключения — оценке нынешней и будущей ситуации в экономике, оценке нынешнего и будущего материального состояния семьи, оценке работы правительства и возможностей найти хорошую работу».

SEB Индикатор цен на жилье в течение марта 2011 г. снизился на 9,3 пункта до 16,8 пункта (в феврале текущего года индикатор был на рекордно высоком уровне — 26,1 пункта). И хотя это все равно на 25 пунктов выше, чем в марте 2010 г., тенденция настораживает. Число тех, кто прогнозирует рост цен на недвижимое имущество, в течение месяца снизилось на шесть процентных пунктов — 33% респондентов считают, что через год цены на жилье будут выше, чем сейчас (в опросе предыдущего месяца такой вариант ответа выбрали 39%). В свою очередь, по сравнению с предыдущим опросом на 3 процентных  пункта увеличилось число тех, кто прогнозирует спад цен — 16%.

 

За прошлый месяц выросло число нейтрально настроенных жителей — 34% респондентов (в прошлом месяце 32%) высказало мнение, что цены на жилье в течение 12 месяцев не изменятся и через год они останутся на том же уровне, что и сейчас.

Официальная безработица сохраняется на уровне 14,5%. Это значит, что фактическая, в том числе скрытая, колеблется на уровне 18-19%. Это не на много меньше, чем полтора года назад. Рост налогов, урезание пенсий, сокращение бюджетников, а также рост тарифов на коммунальные услуги, на который жители страны ответили минувшей зимой тотальными неплатежами — все это отнюдь не способствует росту покупательской способности и уверенности в завтрашнем дне.

Кроме того, за прошлый год инвестиции в  экономику Латвии сократились в три раза. Сейчас наблюдается чистый отток капиталов. Показатель накопленных иностранных инвестиций стал стремительно уменьшаться. Это результат повышения налогов правительством страны. Предприниматели предпочитают выводить капиталы в соседние страны, где обстановка для бизнеса более благоприятная.

И, хотя специалисты оценивают перспективы роста экономики страны в 2011 году в 4,5%, а экспорт в январе 2011 г. показал рекордные темпы роста по сравнению с январем прошлого года, все это никак пока не отражается на жизни простых жителей и предпринимателей, не связанных с экспортом.

Таким образом, возможные позитивные изменения макроэкономических показателей вряд ли в ближайшем будущем позитивно скажутся на внутреннем спросе. А, учитывая, что иностранные инвестиции в недвижимость не приходят в сектор серийных квартир, то у нас есть все основания предполагать, что в ближайшие три месяца этот рынок либо сохранит сегодняшние позиции, либо начнет постепенно снижаться до уровня EUR 500-550/m2.

 

Фактически речь идет о грядущем разделении рынков. Рынок типовых (серийных) квартир полностью превратится в рынок для внутреннего пользования. Что же касается рынка новостроек бизнес-класса, то он станет объектом интереса со стороны иностранных инвесторов, прежде всего, россиян. Насколько этот интерес будет расти зависит как от внутренней обстановки в России, так и от действий (обдуманных или необдуманных) со стороны правительства и сейма Латвии. При благоприятном исходе мы в скором времени будем наблюдать резкий рост цен в этом секторе и увеличение дефицита объектов бизнес-класса.

Однако в дальнейшем ситуация будет меняться и внутри страны. Взятый властями жесткий монетарный курс конечно же не имеет ничего общего с необходимыми стране экономическими реформами. Но если власти на определенном этапе смогут адекватно понизить налоги для инвесторов и не будут форсировать повышение заработной платы, то страна сможет через определенное время стать привлекательным местом для производственных инвестиций. А это значит — новые рабочие места и повышение того самого внутреннего спроса.

Но это дальняя перспектива. Пока же единственным привлекательным моментом в латвийском рынке по-прежнему остается его потенциал. Он огромен и касается всех сегментов рынка. Узость рынка добавила ему необходимый элемент спекулятивности, начисто отсутствующий на целом ряде европейских рынков. Поэтому вопрос: придут ли иностранные инвесторы на латвийский рынок теперь уже во многом является риторическим.

Они конечно же придут и доказательством этому явилась 14 Международная конференция недвижимости “Недвижимость и строительство Балтии 2011 года”, прошедшая 15 апреля 2011 г. в Рижской Думе, на которой присутствовало более 100 известных специалистов как из балтийских стран, так из России и из Германии. То, что страна имеет очевидный потенциал в сфере строительства жилых и офисных площадей, в сфере аренды, а также на вторичном рынке (в том числе коммерческой недвижимости и на земельном рынке — кстати, ситуация в этих секторах не претерпела значимых изменений за прошедший квартал), сегодня ясно для любого специалиста.

Единственный вопрос — когда наступит момент реального вхождения в рынок? И это тот вопрос, на который пока нет ответа. Впрочем, российские инвесторы, похоже, уже приступили к решению этой проблемы.

http://www.baltic-course.com

Виртуализация экономики — борьба за реальные активы. Часть II

Posted on

Виртуализация мировой экономики и экономик отдельных стран сама по себе происходит неравномерно. Среди оных есть преуспевшие, и первые среди них США со своей Силиконовой долиной, и отстающие — та же Россия. В то же время, виртуализация экономики влияет на экономическую стабильность не меньше, нежели ипотечные пузыри, ресурсные войны и общая нехватка в мире воды и продовольствия. Участие в глобальной виртуализации при здоровом соотношении реальной и виртуальной экономик сродни защите национальных интересов. Если не придавать этому подобающего значения — можно потерять все.

 

По некоторым данным, на поддержание IT-технологий предприятия в Соединенных Штатах тратят 8%, а на преобразования — 20% своего бюджета. В России, соответственно, 4% и 8%. Задача любой экономики — понять, что прогресса можно достигнуть, только развивая виртуальную сферу.

Сказка про Буратино на новый лад

Для иллюстрации вспомним сценку из любимой всеми книжки и кинофильму, которую Кот Базилио, Лиса Алиса и деревянный мальчик Буратино разыграли на поле Чудес в стране Дураков. Прохиндеи (читай, виртуализаторы), ощущающие острую нехватку денежных (природных) ресурсов, желают их выманить без драки у простака.

Они рассказывают ему такую версию устройства этого мира: эти вот твои богатства (две золотых монеты) плюс виртуальные ценности в виде нашей мантры — заклинаний «Крекс, фекс, пекс» — должны дать невероятные всходы!

Иными словами, отдай нам свои природные богатства в обмен на наши виртуальные (доступ к фейсбуку, гаджеты всех мастей, допуски к биржам и игра на них с непредсказуемыми результатами, размещение своих реальных активов (резервов) в нашей экономической системе и т. п.). И все это они называют для себя «реальным экономическим ростом». Вот такая незатейливая сказка.

«Но это еще не конец», — подумал Буратино и сказал сам себе (кстати, в сказке почти так и произошло): «Эге, ребята! Дабы не упустить из рук реальные активы, надо бы не терять над ними контроль. Надо рядом сидеть и все время наблюдать. А еще лучше — придумать свою собственную мантру,  которая бы обеспечила лучшие всходы и лучший урожай золотых».
[
Казалось бы — банальность. Разумеется, лучше держать все активы в своих руках. Быть здоровым и богатым, нежели немощным, глупым и больным.

Но если посмотреть на вынесенный в заголовок тезис «виртуализация экономик — борьба за реальные активы», то на тот же процесс можно посмотреть по-другому.

Наращивание вычислительных мощностей, успехи в области ИТ и облачных технологий (в которых США уже поднаторели, а Россия еще только примеряется) в экономическом смысле используются как средство передела активов через операции на фондовом рынке. Вспомним описанные в первой части статьи дутые пузыри, всю эту завышенную капитализацию виртуальных компаний, которая приводит (некий закон сохранения материи) к перетоку денег в этот сектор и обесцениванию реального сектора.

На деле это подтверждается состоянием, к примеру, угольной отрасли, частично тяжелой промышленности как таковой, где инфраструктура стоит копейки, продукция находится на грани рентабельности, ресурсов для воспроизводства нет (критическое состояние систем безопасности в шахтах, моногорода и т.п.).

В то же время все эти «дот-комы» стоят запредельно дорого (Facebook, Google  и др.) относительно их же экономических и финансовых показателей. Частично вышесказанное можно отнести к морской логистике, отчасти к сельскому хозяйству в зонах рискованного земледелия и т.п. То есть происходит все то же, что в нашей сказке — борьба за мировое господство через виртуальные технологии.

Виртуализация экономики и национальная безопасность

 

Где выход? Как преодолеть банальность темы?

Смеем предположить, что виртуализация экономики влияет на экономическую стабильность не меньше, нежели ипотечные пузыри, ресурсные войны и глобальная нехватка воды и продовольствия.

В обоснование нового постиндустриального соотношения 20:80 для секторов реальной и виртуальной (сфера услуг) экономик, можно сказать, что страны, которые находятся преимущественно в виртуальной зоне, — они чувствуют себя стабильно и уверенно.

Другие же будут подвергаться постоянным атакам и, дабы не отстать, должны перераспределять ресурсы внутри себя, чтобы развивать виртуальную экономическую сферу. Принимая во внимание проникновение виртуальных технологий во все отрасли экономики — от промышленных предприятий и банков до роддомов и кладбищенского хозяйства.

Фактически речь идет о выживании через поддержание нормальной в мировом масштабе производительности труда. То есть, хочешь — не хочешь, этим придется заниматься, в т.ч. и в финансовом, и в других секторах экономики (в финансовой отрасли, например, следить за показателями живого труда на обеспечение операционных потребностей и пр.).

Иначе отберут Кот Базилио и Лиса Алиса золотые монетки у Буратино, оставив ему только мантру о техническом прогрессе и электронные гаджеты. И, отставание это сохранится надолго, если не навсегда.

По ходу отметим еще один аспект. Возможен ли кризис перепроизводства в виртуальной экономике? Разумеется, да. В таком случае — чем он лучше перепроизводства в реальном секторе? Только тем, что там многие ресурсы — невосполнимы?

И какой кризис ударит по экономике сильнее? Тот, когда толпы банковских клерков, программистов и пиарщиков всех мастей окажутся на улице? Или тот, когда, как у Воннегута в «Механическом пианино», толпы безработных пойдут громить станки с числовым управлением, компьютеры и роботов, заменивших рабочих на фабриках и заводах…

Итак, если подытожить вышесказанное, то следует признать, что виртуализация стала фактом экономической жизни. Виртуализация экономики приводит к неравномерности в распределении мировых финансовых ресурсов, забирая их у реального сектора. А соотношение 20:80 реальной и виртуальной экономик в ВНП развитых стран в ближайшем будущем должно стать нормой для большего числа экономик.

Отставание от этого процесса означает потерю реальных ресурсов (активы и пр.), поскольку так устроен этот финансовый и другой мир. В то же время, виртуальную часть экономики по-прежнему не измеряют, не придают ей подобающего значения, такого, как, скажем, национальной (по крайней мере, экономической) безопасности. Абсолютное большинство стран мира не вкладывают необходимые для задела на будущее средства в IT-ресурсы — ни в кадры, то есть человеческий капитал, ни в переток знаний, ни в инфраструктуру.

И лишь некоторые страны, и среди них, конечно, Япония, этим занимаются вплотную. А потому, безо всяких сомнений, японская экономика, только что тяжело пострадавшая от глобальной катастрофы, сможет, как никогда быстро, подняться с колен и воспрянуть из-под обломков землетрясений. Страна Восходящего солнца успела создать мощный задел по всем названным выше ИТ ресурсам — и, прежде всего, в области интеллектуальной собственности и инноваций.

 

Source: the Baltic course.com

 

Виртуальная экономика и финансовый мир. Часть I

Posted on

Мало кто знает, что в большинстве стран в 1913 году было больше листинговых компаний на миллион жителей, чем в 1980 году. И лишь в конце 90-х в результате бурного развития рынка акций уровень 1913 года был превзойден.

По мере того как страны богатеют, вторичные рынки акций и облигаций становятся более активными и эффективными по сравнению с рынками банковских кредитов, периодически терпящих кризисы. Финансовые системы имеют тенденцию (хотя и не без исключений) становиться более «рыночными» (то есть, ориентироваться больше на рынок ценных бумаг) по мере роста благосостояния в той или иной стране. Биржевые индексы перестают быть барометрами экономики, зачастую отражая лишь алчность игроков. Одну из главных причин возрастающей роли фондовых рынков мы видим в процессе, названном нами виртуализацией экономики. 

Виртуализация — примета нового времени

В конце XX и начале XXI века постиндустриальное общество получило новый виток своего развития, связанный с появлением интернета и других доселе неизвестных средств связи. Виртуализация экономики мгновенно стала проникать во все сферы жизнедеятельности, многократно увеличивая скорость коммуникаций.

Предвестником эпохи виртуализации стала вторая технологическая революция, изменившая соотношение производительных сил в пользу сферы услуг. Зародившись в Силиконовой долине, IT-технологии, которые обычно относят к услугам, становятся одной из главных составляющих реальной экономики, той, к которой доселе относили производство средств производства и потребления.

IT-технологии включаются в производственный процесс, резко сокращая количество работающих не только на промышленных предприятиях, но и на тех, что относят к сфере услуг.

Одна из таких сфер, где виртуализация проявляется наиболее ярко, — финансовый сектор, являющийся, как известно, кровеносной системой экономики. Следует заметить, что виртуализация требует очень качественных трудовых ресурсов, что создает проблему для тех, кто не готов или не способен работать в этой области. Для общества же попутно возникает другая проблема — что делать с высвобождающимися на рынке труда работниками?  И это лишь одно из следствий виртуализации, приносящей не только полезные плоды. 

Две грани виртуализации экономики

Думается, вводя в обиход новое понятие, уместно говорить о виртуализации инновативной и спекулятивной.

Инновативная, полезная виртуализация выражается в развитии средств коммуникаций и связи, робототехники, в том числе в финансовом секторе. Банки одними из первых внедряют все самые передовые и дорогие технологии в системы  обслуживания клиентов, выводят достижения ИТ в виртуальные сети.

Но самыми продвинутыми проводниками новых технологий стали и биржи — в том числе, фондовые. Именно здесь 30-40 лет назад впервые внедрялись системы электронных торгов. С появлением интернета и облачных технологий торги тотчас же перешли в виртуальное пространство. Около 20% всех биржевых сделок сегодня уже совершаются роботами.

Но операции с фьючерсами, акциями и другими ценными бумагами в определенных случаях можно отнести к спекулятивной, «дутой» виртуализации. Тенденции такой виртуализации продолжают усиливаться в XXI столетии. Между прочим, уже поговаривают о создании некой надстройки в мире для регулирования цен на углеводороды и т.п. как средстве борьбы со спекулятивной виртуализацией. Именно в этой, дутой виртуальной плоскости, кроется, на наш взгляд, причина разрастания фондового рынка в последние десятилетия. 

Переток ресурсов из реальной экономики в виртуальный бизнес

В США доля сферы услуг в ВВП составляет около 80%, при этом постоянно растет сектор финансовых услуг, занимая уже более 12% в валовом продукте страны. В Великобритании доля финансовой отрасли в ВНП доходит до 9%, а, к примеру, в России или Латвии, составляет около 5%. Во многом влияние финансового сектора на экономику развитых стран связано с возросшими в последние десять лет в мире объемами фондового рынка.

Все больше людей уходит из реальной экономики в виртуальный бизнес, их притягивает возможность заработать на дивидендах от вложений в акции предприятий. Или, что еще более заманчиво — игре на фондовых, валютных и товарных биржах, где склонные к риску азартные люди, удовлетворяют свои потребности, и если повезет, сколачивают на этом богатства, иногда несметные.

И здесь следует понимать, что до тех пор, пока акции, облигации, опционы продаются для увеличения капитала предприятий или решения вопросов его развития, имеет место реальная экономика. Но как только ценные бумаги акционерного общества становятся предметом биржевой игры, то есть спекуляций, вот здесь-то и зачастую происходит отрыв биржевой стоимости компании от реальной. При этом нельзя сбрасывать со счетов позитивную, регулирующую функцию вторичного рынка ценных бумаг, оттягивающего часть ресурсов от реальной экономики, дабы не случилось товарного перепроизводства.

Благодаря аппетитам игроков, стоимость предприятий, ценные бумаги которых котируются на мировых биржах, зачастую превышает их реальную стоимость. Наиболее наглядно это видно на биржевых колебаниях нефтяных и газовых фьючерсов, которые перестают отражать реальную картину затрат на добычу и транспортировку нефти и газа. Это ли не проявление спекулятивной виртуализации.

Социальные сети и интернет-пузыри

 

Один из самых последних примеров — резкий рост капитализации Facebook. По оценкам западных трейдеров, безо всяких на то серьезных причин за последние два месяца капитализация Facebook выросла почти на 30% и сейчас составляет около 65 млрд. долларов. В начале 2000-х по аналогичным сценариям раздували капитализацию AOL, доведя ее до 180 млрд. долларов, после чего акции компании стремительно упали.

Западные инвесторы всерьез говорят о том, что компания Facebook и ее социальная сеть начинают все больше напоминать интернет-пузырь, капитализация сети превышает все мыслимые пределы.

Как известно, все кризисы последнего столетья связаны, так или иначе, с «пузырями» и биржевыми спекуляциями на фондовых рынках. А игроки, в поисках новой наживы, переключают стрелки  с одних на другие финансовые инструменты, к примеру, с ипотечных бумаг на нефтяные или золотые фьючерсы. Способствуют такому ажиотажу и перебросу интереса сами биржевики, пуская в оборот всевозможные хитрости, в том числе роботов и инсайдерскую информацию.

Здесь и зарыта собака возрастающего значения фондовых рынков, заработать на которых стремятся инвесторы всех мастей — от физических лиц до инвестиционных компаний, пенсионных фондов и страховых компаний.

Получается, что явление, названное нами виртуализацией экономики, как и все в жизни, имеет две стороны медали. С одной стороны налицо кардинальное изменение жизнедеятельности человека, предприятия, государства, отношений между этими субъектами экономики. С другой стороны, возникают новые проблемы, среди которых, виртуальные пузыри, надувать которые гораздо легче и быстрее, чем те, что являлись предвестниками прошлых кризисов.

 

Source: The Baltic Course