Виртуализация экономики — борьба за реальные активы. Часть II

Posted on

Виртуализация мировой экономики и экономик отдельных стран сама по себе происходит неравномерно. Среди оных есть преуспевшие, и первые среди них США со своей Силиконовой долиной, и отстающие — та же Россия. В то же время, виртуализация экономики влияет на экономическую стабильность не меньше, нежели ипотечные пузыри, ресурсные войны и общая нехватка в мире воды и продовольствия. Участие в глобальной виртуализации при здоровом соотношении реальной и виртуальной экономик сродни защите национальных интересов. Если не придавать этому подобающего значения — можно потерять все.

 

По некоторым данным, на поддержание IT-технологий предприятия в Соединенных Штатах тратят 8%, а на преобразования — 20% своего бюджета. В России, соответственно, 4% и 8%. Задача любой экономики — понять, что прогресса можно достигнуть, только развивая виртуальную сферу.

Сказка про Буратино на новый лад

Для иллюстрации вспомним сценку из любимой всеми книжки и кинофильму, которую Кот Базилио, Лиса Алиса и деревянный мальчик Буратино разыграли на поле Чудес в стране Дураков. Прохиндеи (читай, виртуализаторы), ощущающие острую нехватку денежных (природных) ресурсов, желают их выманить без драки у простака.

Они рассказывают ему такую версию устройства этого мира: эти вот твои богатства (две золотых монеты) плюс виртуальные ценности в виде нашей мантры — заклинаний «Крекс, фекс, пекс» — должны дать невероятные всходы!

Иными словами, отдай нам свои природные богатства в обмен на наши виртуальные (доступ к фейсбуку, гаджеты всех мастей, допуски к биржам и игра на них с непредсказуемыми результатами, размещение своих реальных активов (резервов) в нашей экономической системе и т. п.). И все это они называют для себя «реальным экономическим ростом». Вот такая незатейливая сказка.

«Но это еще не конец», — подумал Буратино и сказал сам себе (кстати, в сказке почти так и произошло): «Эге, ребята! Дабы не упустить из рук реальные активы, надо бы не терять над ними контроль. Надо рядом сидеть и все время наблюдать. А еще лучше — придумать свою собственную мантру,  которая бы обеспечила лучшие всходы и лучший урожай золотых».
[
Казалось бы — банальность. Разумеется, лучше держать все активы в своих руках. Быть здоровым и богатым, нежели немощным, глупым и больным.

Но если посмотреть на вынесенный в заголовок тезис «виртуализация экономик — борьба за реальные активы», то на тот же процесс можно посмотреть по-другому.

Наращивание вычислительных мощностей, успехи в области ИТ и облачных технологий (в которых США уже поднаторели, а Россия еще только примеряется) в экономическом смысле используются как средство передела активов через операции на фондовом рынке. Вспомним описанные в первой части статьи дутые пузыри, всю эту завышенную капитализацию виртуальных компаний, которая приводит (некий закон сохранения материи) к перетоку денег в этот сектор и обесцениванию реального сектора.

На деле это подтверждается состоянием, к примеру, угольной отрасли, частично тяжелой промышленности как таковой, где инфраструктура стоит копейки, продукция находится на грани рентабельности, ресурсов для воспроизводства нет (критическое состояние систем безопасности в шахтах, моногорода и т.п.).

В то же время все эти «дот-комы» стоят запредельно дорого (Facebook, Google  и др.) относительно их же экономических и финансовых показателей. Частично вышесказанное можно отнести к морской логистике, отчасти к сельскому хозяйству в зонах рискованного земледелия и т.п. То есть происходит все то же, что в нашей сказке — борьба за мировое господство через виртуальные технологии.

Виртуализация экономики и национальная безопасность

 

Где выход? Как преодолеть банальность темы?

Смеем предположить, что виртуализация экономики влияет на экономическую стабильность не меньше, нежели ипотечные пузыри, ресурсные войны и глобальная нехватка воды и продовольствия.

В обоснование нового постиндустриального соотношения 20:80 для секторов реальной и виртуальной (сфера услуг) экономик, можно сказать, что страны, которые находятся преимущественно в виртуальной зоне, — они чувствуют себя стабильно и уверенно.

Другие же будут подвергаться постоянным атакам и, дабы не отстать, должны перераспределять ресурсы внутри себя, чтобы развивать виртуальную экономическую сферу. Принимая во внимание проникновение виртуальных технологий во все отрасли экономики — от промышленных предприятий и банков до роддомов и кладбищенского хозяйства.

Фактически речь идет о выживании через поддержание нормальной в мировом масштабе производительности труда. То есть, хочешь — не хочешь, этим придется заниматься, в т.ч. и в финансовом, и в других секторах экономики (в финансовой отрасли, например, следить за показателями живого труда на обеспечение операционных потребностей и пр.).

Иначе отберут Кот Базилио и Лиса Алиса золотые монетки у Буратино, оставив ему только мантру о техническом прогрессе и электронные гаджеты. И, отставание это сохранится надолго, если не навсегда.

По ходу отметим еще один аспект. Возможен ли кризис перепроизводства в виртуальной экономике? Разумеется, да. В таком случае — чем он лучше перепроизводства в реальном секторе? Только тем, что там многие ресурсы — невосполнимы?

И какой кризис ударит по экономике сильнее? Тот, когда толпы банковских клерков, программистов и пиарщиков всех мастей окажутся на улице? Или тот, когда, как у Воннегута в «Механическом пианино», толпы безработных пойдут громить станки с числовым управлением, компьютеры и роботов, заменивших рабочих на фабриках и заводах…

Итак, если подытожить вышесказанное, то следует признать, что виртуализация стала фактом экономической жизни. Виртуализация экономики приводит к неравномерности в распределении мировых финансовых ресурсов, забирая их у реального сектора. А соотношение 20:80 реальной и виртуальной экономик в ВНП развитых стран в ближайшем будущем должно стать нормой для большего числа экономик.

Отставание от этого процесса означает потерю реальных ресурсов (активы и пр.), поскольку так устроен этот финансовый и другой мир. В то же время, виртуальную часть экономики по-прежнему не измеряют, не придают ей подобающего значения, такого, как, скажем, национальной (по крайней мере, экономической) безопасности. Абсолютное большинство стран мира не вкладывают необходимые для задела на будущее средства в IT-ресурсы — ни в кадры, то есть человеческий капитал, ни в переток знаний, ни в инфраструктуру.

И лишь некоторые страны, и среди них, конечно, Япония, этим занимаются вплотную. А потому, безо всяких сомнений, японская экономика, только что тяжело пострадавшая от глобальной катастрофы, сможет, как никогда быстро, подняться с колен и воспрянуть из-под обломков землетрясений. Страна Восходящего солнца успела создать мощный задел по всем названным выше ИТ ресурсам — и, прежде всего, в области интеллектуальной собственности и инноваций.

 

Source: the Baltic course.com

 

Advertisements

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s